Меню
Яндекс.Метрика

Клинические проявления цитомегаловирусных инфекций

Врожденная цитомегаловирусная инфекция. Инфекционный процесс у плода может протекать бессимптомно или принимать тяжелую форму генерализованной инфекции. Цитомегалия, или инклюзионная болезнь, развивается у 5% инфицированных плодов и встречается у детей, родившихся от матерей, инфицированных во время беременности. Наиболее характерными клиническими признаками являются петехии, гепатоспленомегалия и желтуха (встречаются у 60—80% больных). В 30—50% случаев наблюдают микроцефалию с церебральной кальцификацией или без нее, внутриматочное замедление роста плода и преждевременные роды. Реже встречаются паховые грыжи и хориоретинит. При лабораторных исследованиях выявляют (представлены в порядке уменьшения частоты регистрации) повышение уровней IgM в сыворотке (более 200 мг/л), атипичный лимфоцитоз, возрастание активности печеночных трансаминаз в сыворотке, тромбоцитопению, гипербилирубинемию, увеличение содержания белка в спинномозговой жидкости (более 200 мг/л). Прогноз болезни у детей, находящихся в тяжелом состоянии, неблагоприятный; смертность достигает 20—30%. Лишь отдельным больным удается избежать снижения интеллекта и слуха в последующие годы. Цито-мегалию у детей следует дифференцировать от сифилиса, краснухи, токсоплаз-моза, герпетической и энтеровирусной инфекции и бактериального сепсиса.

В большинстве случаев врожденная цитомегаловирусная инфекция не проявляется клинически при рождении ребенка. В 5—25% случаев у детей с бессимптомно протекающей инфекцией в последующие несколько лет жизни развиваются выраженные психомоторные, слуховые дефекты и аномалии глаз и зубов.

Перинатальная цитомегаловирусная инфекция. Заражение новорожденного вирусом цитомегалии происходит во время родов при прохождении им инфицированных родовых путей или в постнатальный период при кормлении ребенка материнским молоком. Заражаются приблизительно 40— 60% новорожденных, вскармливаемых грудным молоком серопозитивных матерей в течение 1 мес. Возможность ятрогенной передачи вируса при переливании новорожденным инфицированной крови требует обязательного исследования препаратов крови перед ее использованием. У большинства новорожденных, инфицированных в момент или после родов, симптомы болезни проявляются не сразу. Однако подверженность ребенка затяжным интерстициальным пневмониям позволяет заподозрить возможность инфицирования вирусом цитомегалии в перинатальном периоде, особенно у недоношенных детей. Хотя нельзя исключить и такие возбудители инфекции, как Chlamydia trachomatic, P. carinii, Ureaplasma urealyticum. У детей развиваются аденопатия, гепатит, анемия, атипический лимфоцитоз, появляется сыпь; они плохо прибавляют в весе. Выделение вируса часто продолжается в течение нескольких месяцев или даже лет.

Цитомегаловирусный мононуклеоз. Наиболее частое клиническое проявление инфекции у соматически здорового пациента, пережившего неонатальный период, — синдром мононуклеоза с отрицательными гетерофильными антителами. Он может развиться спонтанно или после переливания препаратов крови, содержащих лейкоциты. Несмотря на то что заболевают люди всех возрастов, синдром мононуклеоза чаще встречается у сексуально активных молодых людей. Инкубационный период составляет от 20 до 60 дней, длительность заболевания — 2—6 нед. Синдром мононуклеоза характеризуется продолжительной лихорадкой, ознобами, быстрой утомляемостью, недомоганием, болями в мышцах, головными болями; нередко развивается спленомегалия. Экссудативный фарингит и увеличение шейных лимфатических узлов наблюдаются редко, что отличает данное заболевание от инфекционного мононуклеоза, вызванного вирусом Эпстайна — Барра. У некоторых больных после введения ампицилина может появиться сыпь, напоминающая таковую при краснухе. Реже развиваются интерстициальная или сегментарная пневмонии, миокардит, плеврит, артрит или энцефалит. В отдельных случаях течение мононуклеоза, вызванного вирусом цитомегалии, может осложниться синдромом Гийена — Барре. При лабораторных исследованиях выявляют относительный лимфоцитоз в периферической крови, причем количество атипичных лимфоцитов превышает 10%.

Общее количество лейкоцитов может быть понижено, находиться в пределах нормы или заметно повышено. Хотя выраженная желтуха развивается редко, часто можно обнаружить умеренное повышение уровней трансаминазы и щелочной фосфатазы в сыворотке. Гетерофильные антитела отсутствуют. Однако транзиторные иммунологические изменения (наличие криоглобулинов, ревматоидных факторов, холодовых агглютининов и антинуклеарных антител) не редкость. Течение заболевания часто осложняется гемолитической анемией, тромбоцитопенией и гранулоцитопенией.

Большинство пациентов выздоравливают полностью, хотя в течение нескольких месяцев их может беспокоить инфекционная астения. Экскреция вируса с мочой, выделениями половых путей или слюной продолжается на протяжении месяцев и даже лет. В редких случаях у пациентов могут повторяться эпизоды лихорадки и недомогания, сопровождаемые иногда нарушениями функции вегетативной нервной системы, например приступами обильного потоотделения или приливами.

Цитомегаловирусная инфекция у больных с ослабленным иммунитетом. Вирус цитомегалии, по-видимому, является наиболее распространенным и значимым патогенетическим агентом, осложняющим операции по трансплантации органов. При трансплантации почек, сердца и печени вирус цитомегалии вызывает у реципиента лихорадку, лейкопению, гепатит, пневмонит, колит и ретинит. Максимальный риск развития подобных осложнений наблюдается на протяжении 1—4 мес после трансплантации, хотя ретинит часто выступает в качестве позднего осложнения. Складывается впечатление, что относительный риск заболевания выше после первичного инфицирования, чем после реактивации вируса. Однако последнее встречается значительно чаще, поскольку популяция серонегативных реципиентов органов от сероположительных доноров относительно мала. Поэтому общая заболеваемость вследствие реактивации вируса может быть равна заболеваемости после первичного инфицирования. Клинические проявления заболевания связаны со степенью иммуносупрессии. У больных, получающих некоторые иммуносупрессивные препараты, такие как антитимоцит-глобулин, инфекция протекает тяжелее, чем у тех, кому назначены другие медикаментозные средства, например циклоспорин А.

Пневмония, вызванная вирусом цитомегалии, развивается приблизительно у 20% больных, перенесших операцию по пересадке костного мозга. Смертность в этой группе пациентов составляет 88%. Максимальный риск наблюдается между 5-й и 13-й неделей после трансплантации. Имеют значение также такие факторы риска, как степень иммуносупрессии, острая посттрансплантационная болезнь трансплантат — хозяин, пожилой возраст, положительные результаты серологических исследований до трансплантации, трансфузия гранулоцитов.

Было установлено, что вирус цитомегалии является важным патогенетическим фактором у больных СПИДом. Цитомегаловирусную инфекцию можно рассматривать в качестве постоянного спутника синдрома приобретенного иммунодефицита, зачастую вызывающего генерализацию заболевания, что приводит к смерти больного. Не исключено, что иммуносупрессия, вызванная вирусом цитомегалии, обусловливает Т-лимфоцитарную недостаточность, пусковым этиологическим фактором которой является ретровирус.

Цитомегаловирусная инфекция у лиц с ослабленным иммунитетом начинается с продолжительной лихорадки, недомогания, анорексии, утомляемости, ночных потов, атралгий или миалгий. Нарушается функция печени, развиваются лейкопения, тромбоцитопения, атипичный лимфоцитоз. Признаками поражения дыхательной системы являются тахипноэ, гипоксия и непродуктивный кашель. При рентгенологическом обследовании в легких обнаруживают двусторонние интерстициальные или ретикулонодулярные инфильтраты, появляющиеся на периферии нижних долей легких, а затем распространяющиеся центрально и вверх. Реже можно встретить локальные сегментарные, нодулярные и альвеолярные изменения. Для постановки диагноза необходима биопсия легких, так как ни периферическая экскреция вируса, ни высокий титр антител не позволяют получить достаточно информации для подтверждения этиологии заболевания. Цитомегаловирусную инфекцию следует дифференцировать от инфекции, вызванной Р. carini, другими вирусными, бактериальными или грибковыми патогенными агентами, легочного кровотечения, повреждения легких вследствие воздействия радиации или под влиянием цитотоксических препаратов.

Цитомегаловирусное поражение желудочно-кишечного тракта может быть локальным или обширным. Оно встречается только у лиц с ослабленным иммунитетом. Язвы пищевода, желудка, тонкого или толстого кишечника могут привести к кровотечению или перфорации. Цитомегаловирусная инфекция может усугубить течение язвенного колита, вызвать развитие гепатита, холецистита.

Вирус цитомегалии редко вызывает менингоэнцефалит, по крайней мере у лиц, не имеющих предрасположенности к данному заболеванию. Однако у больных СПИДом Цитомегаловирусная инфекция сопровождается хроническим энцефалитом и подострой энцефалопатией, характеризующейся летаргическим состоянием, социальной апатией, переходящей в течение нескольких недель или месяцев в деменцию. Несмотря на то что включения вируса цитомегалии были обнаружены у больных, умерших от энцефалопатии, вызванной СПИДом, роль вируса при этом неясна (см. гл. 257).

Ретинит, вызванный вирусом цитомегалии, является причиной слепоты у лиц с ослабленным иммунитетом, включая больных СПИДом и лиц, перенесших операцию по трансплантации органов. Сначала на сетчатке появляется небольшое помутнение. Это участки гранулярного некроза, имеющие тенденцию к распространению. В дальнейшем патологический процесс осложняется кровоизлияниями, утолщением стенок сосудов и отеком сетчатки (рис. 137-1 на цв. вкл.). Цитомегаловирусную инфекцию следует отличать от других причин ретинопатии, включая токсоплазматоз, кандидоз и герпетическую инфекцию.

Потенциально смертельные заболевания, как правило, сопровождаются стойкой вирусемией и множественным поражением систем органов. В качестве сопутствующих можно рассматривать прогрессирующие инфильтраты легких, панцитопению, гиперамилаземию и гипотензию. Возможно присоединение бактериальных, грибковых или протозойных суперинфекций. На аутопсии можно обнаружить обширные участки некроза надпочечников с включениями вируса цитомегалии, а также поражение других внутренних органов.

У лиц, перенесших трансплантацию почки, вирус цитомегалии может вызвать дисфункцию трансплантата. Однако патогенетический механизм при этом отличен от прямого цитопатического влияния. Инфекционный процесс может сопровождаться гломерулопатией, формирующейся под воздействием иммунных комплексов, которую, однако, следует отличать от истинного отторжения трансплантата, так как в первом случае применение иммуносупрессоров неэффективно. Серьезным доказательством в пользу цитомегаловирусного происхождения гломерулопатии служат вирусемия и патологическая инверсия соотношения субпопуляций Т-лимфоцитов. Однако точная диагностика основана на результатах биопсии почки.

Диагностика

Диагноз цитомегаловирусной инфекции не может быть однозначно установлен на основании только клинических данных. Диагностика должна основываться на изоляции вируса из соответствующего клинического материала, обнаружении четырехкратного или более повышения уровней антител или стойкого сохранения повышенных уровней титра антител. Выделение вируса во внешнюю среду или вирусемию выявляют при культивировании исследуемого материала на монослое фибробластов человека. Если титр вируса высок, как это нередко бывает в случае врожденной диссеминированной инфекции или у больных СПИДом, то характерный цитопатический эффект может быть обнаружен уже через несколько дней. Однако в некоторых ситуациях, как, например, при цитомегаловирусном мононуклеозе, титр вируса настолько мал, что для проведения цитопатических эффектов может потребоваться несколько недель. Выделение вируса из мочи или слюны .само по себе еще не означает обязательного наличия острой инфекции, поскольку экскреция вируса с этими биологическими жидкостями может продолжаться в течение месяцев и даже лет после выздоровления. Диагностика острой инфекции основана на выявлении вирусемии.

Прогресс молекулярной биологии сделал возможным использование методов ДНК — ДНК-гибридизации для быстрого обнаружения вируса цитомегалии в моче и препаратах лейкоцитарной пленки. При этом чувствительность и специфичность исследований достигает 90%. В настоящее время эти методики используют только в экспериментах и требуют для своего осуществления использования препаратов, меченных ^Р. Создание нерадиоактивных стабильных препаратов сделает этот многообещающий метод исследования более доступным для использования. Другим методом, позволяющим быстро получить информацию, который будет все шире использоваться для выявления антигенов ЦМВ в образцах тканей, является иммунофлюоресценция при реакции перекисного окисления с участием моноклональных антител, направленных против специфических антигенов.

В настоящее время для обнаружения повышенных уровней антител к вирусным антигенам используют реакции связывания комплемента, иммунофлюоресценции, непрямой гемагглютинации, твердофазный иммуноферментный анализ. Повышение титра антител может оставаться нераспознанным в течение первых 4 нед после начала заболевания. В то же время в течение нескольких лет после выздоровления титры могут оставаться высокими. В связи с этим однократное определение уровней антител бесполезно при оценке остроты инфекции. Иногда определенную ценность при ранней диагностике инфекции имеет обнаружение специфического IgM (в частности, у новорожденных с врожденной инфекцией). Однако наличие циркулирующих ревматоидных факторов может привести к случайным ложноположительным реакциям при обнаружении специфического IgM.

Читать далее: Профилактика и лечение цитомегаловирусных инфекций