Меню
Яндекс.Метрика

Диагностика краснухи

Краснуху часто ошибочно принимают за другие описанные в гл. 49 болезни, протекающие с макулопапулезными высыпаниями, и за инфекционный мононуклеоз (гл. 138), а также за лекарственную сыпь и скарлатину. Точный диагноз краснухи можно установить только посредством выделения и идентификациии вируса либо на основании изменений титров специфических антител. Специфические антитела в реакции торможения гемагглютинации можно обнаружить на 2-й день после появления высыпаний, причем количество их увеличивается в течение последующих 10—21 дней. Для диагностики краснухи и определения уровня специфического иммунитета используется также ряд других реакций — реакция связывания комплемента (РСК), иммуноферментный анализ (ИФА), реакция иммунофлюоресценции (РИФ), радиоиммунный анализ (РИА), а также различные тесты на выявление специфических антител класса IgM. Кроме того, имеется несколько экономичных и ускоренных полуколичественных отборочных тестов для определения иммунитета—реакция латекс-агглютинации (РЛА), реакция пассивной моногемагглютинации (РПГА) и реакция монорадиального гемолиза (РМРГ). Динамика титров антител, выявляемых посредством ИФА, РИФ и РИА, соответствует результатам РТГА, в то время как в РСК антитела проявляются на 3—7 дней позже указанных выше и часто обнаруживаются в течение 1—2 лет после выздоровления. В РПГА антитела обнаруживаются еще позднее (на 14—21-й день после появления сыпи), однако затем они сохраняются более продолжительное время. Наличие специфических антител класса IgM свидетельствует о недавно произошедшем заражении краснухой (в пределах 2 мес), однако известно, что в некоторых случаях они могут сохраняться до 1 года. Результаты других лабораторных исследований неспецифичны для краснухи, хотя возможен лимфоцитоз с наличием атипичных лимфоцитов.

У больных с врожденной краснухой антитела в РТГА могут исчезнуть на 3-м или 4-м году жизни. Поэтому отрицательные результаты серологических реакций у ребенка в возрасте старше 3 лет не исключают возможности врожденной краснухи. Врожденную краснуху необходимо дифференцировать с помощью соответствующих серологических реакций от врожденного сифилиса (см. гл. 122), токсоплазмоза (см. гл. 157) и болезней, вызванных вирусами цитомегалии (см. гл. 137). На 1-м году жизни у детей с врожденной краснухой часто обнаруживают специфические антитела класса IgM, однако самым надежным способом подтверждения диагноза служит выделение вируса.

Профилактика

У взрослых и детей краснуха обычно протекает легко и редко приводит к осложнениям. Однако в связи с тем что врожденная краснуха вызывает тяжелые поражения плода, стали разрабатываться меры по ее профилактике. Введение инфицированным лицам гамма-глобулина может прервать клинические проявления болезни, однако, несмотря на введение больших доз препарата вскоре после заражения, может произойти сероконверсия и передача инфекции от матери плоду.

В США с 1969 г. практикуется активная иммунизация живыми аттенуированными вакцинами, особенно среди детей младшего возраста. Вакцинация проводится с целью уменьшить частоту инфекции среди населения и снизить, таким образом, риск заражения восприимчивых беременных женщин. Учитывая проблему возможного увеличения количества восприимчивых подростков и взрослых, все большую поддержку получают мероприятия по серологическому скринингу среди непривитых девушек пубертатного возраста с последующей выборочной иммунизацией серонегативных лиц. Такого рода иммунизация, конечно, должна проводиться с соответствующими предосторожностями, о которых будет упомянуто ниже. Сотрудники больниц и клиник, которые могут заразиться краснухой от инфицированных больных, или те из них, которые в случае заражения могли бы послужить источником инфекции для госпитализированных беременных женщин, должны пройти проверку на наличие иммунитета к краснухе (доказательством последнего служит либо свидетельство о прививке, либо наличие в сыворотке специфических антител).

В течение 4 нед после иммунизации в секретах дыхательных путей обнаруживается аттенуированный вирус, однако при этом передача его другим восприимчивым лицам отмечается редко или не происходит вообще, даже в тех семьях, где восприимчивые беременные женщины находятся в контакте с вакцинированными детьми. Вакцина вызывает образование антител в достаточном для обнаружения количестве у 95% реципиентов, однако напряженность и длительность иммунитета в настоящее время требуют дополнительного изучения. При очень тесных контактах в закрытых коллективах у лиц, подвергшихся вакцинации, иногда развивается субклиническая форма инфекции, диагностируемая по повышению уровня антител и выделению вируса. Однако вирусемии не обнаруживалось, что свидетельствует о том, что заблаговременно вакцинированные женщины не передадут инфекцию плоду даже в случае возникновения у них субклинической формы краснухи.

У привитых детей достаточно редко отмечаются побочные явления в виде лихорадки, лимфаденопатии, полиневропатии или артралгий, однако более чем у 25% женщин, привитых первыми вариантами вакцин, наблюдались боли и припухлость в области суставов или парестезии. С началом применения вакцин, приготовленных на культурах фибробластов эмбрионов человека (вакцина РА 27/3), риск развития осложнений снизился до 2% и менее. Симптомы поражения суставов обычно появляются на 2—10-й неделе после вакцинации и могут быть ошибочно приняты за другие формы артритов.

Вакцину против краснухи никогда не следует вводить беременным женщинам, женщин следует предупредить о нежелательности беременности в течение 3 мес после вакцинации. Хотя не описано ни одного случая синдрома врожденной краснухи у ребенка, родившегося от матери, по небрежности привитой во время беременности, нельзя не считаться с теоретическим риском поражения плода вакцинальным вирусом. Кроме того, введение вакцины противопоказано больным с нарушениями иммунитета, а также лицам, принимающим иммуносупрессивные препараты.

Читать далее: Другие вирусные экзантемы