Меню
Яндекс.Метрика

Физиологические основы мимических движений

Переходя к рассмотрению физиологической основы общего нервно-психического тона и эмотивных реакций, необходимо иметь в виду, что по этому поводу создавались различные гипотезы. Между прочим, Meynert создал физиологическую теорию чувствований, resp . общего нервного тона. Признавая, что питание мозга находится в прямой зависимости от просвета мозговых сосудов, он пришел к выводу, что активное расширение последних сопровождается арпое нервных клеток, что соответствует положительному чувственному resp . нервно-психическому тону; активное же сужение сосудов, сопровождаясь dispnoe нервных клеток, наоборот, соответствует отрицательному чувственному, resp . нервно-психическому тону. В первом случае вследствие облегченного кровообращения в коре происходит оживление сочетаний, тогда как во втором случае вследствие ослабления питания коры происходит заторможение сочетаний.

Словом, стенический общий тон по этой гипотезе должен сопровождаться благоприятными условиями кровообращения и обмена в мозговой коре; астенический тон, наоборот, должен сопровождаться неблагоприятными условиями кровообращения и обмена. Отсюда оживление нервно-психических процессов в первом случае и задержка их во втором случае.

С другой стороны, Рибо признает, что эмоция, или колебание общего нервного тона зависит не от одних только физиологических условий, но еще в большей мере и от химических процессов. В зависимости от последних Рибо ставит и состояния положительного и отрицательного тона.

Когда возбуждение увеличивает химическую деятельность в организме, не производя токсинов, или же ведет к распадению токсинов, получается удовольствие ( resp . положительный нервно-психический тон), когда же возбуждение создает среду, способствующую образованию ядов или когда оно сразу или посредственно вызывает их местное или общее появление, получается страдание resp . отрицательный нервно-психический тон. Рибо, однако, делает оговорку, что он не настаивает на этом взгляде вследствие недостаточности исследования вопроса.

Слабой стороной обеих гипотез является отсутствие фактических данных, говорящих в их пользу. Те данные, которые мы имеем по отношению к острым психозам, при которых обнаруживается резкое изменение нервно-психического тона, например мания и меланхолия, говорят скорее о разви-

тии токсинов, действующих определенным образом на сердечно-сосудистую систему и лежащих в основе вышеуказанных изменений нервно-психического тоца. Но, с другой стороны, тот факт, что одно внешнее впечатление может резко изменять нервно-психический тон в положительном или отрицательном отношении, говорит с решительностью в пользу первичного изменения сердечно-сосудистых изменений как основы колебаний нервно-психического тона.

Эти кажущиеся противоречия получат свое объяснение, если мы примем, что в основе изменений нервно-психического тона лежат прежде всего изменения сердечно-сосудистой системы и отчасти дыхания, но эти изменения в одних случаях вызываются условиями обмена и развивающимися при этом токсинами, в других случаях — путем сочетательной деятельности нервной системы.

В позднейшее время для объяснения сущности эмоций выдвинулось учение Ланге и Джемса, по которым субъективные состояния при эмоциях обусловливаются первично не чем иным, как соответственными изменениями в области внутренних органов и со стороны сосудов, а не обусловливается первично психическими воздействиями или оживлением следов, как полагали ранее .

Теория эта в противоположность прежним взглядам устанавливает, что внешнее воздействие не вызывает первично эмоцию как особое состояние центров, которое уже вслед за собою влечет известные изменения со стороны внутренних органов, а, напротив того, она говорит, что первично вслед за внешним воздействием развивается телесное возбуждение; эмоция же, по James ' y является уже следствием телесного возбуждения. James , как известно, пользуется своим взглядом и для установления классифика-ции эмоции .

Как видно из предыдущего, только что указанная теория, собственно, имеет в виду объяснить происхождение субъективной стороны эмоций. Но этот вопрос уже не имеет значения для объективной психологии.

Поэтому мы не будем останавливаться ни на самой теории Джемса— Ланге, ни на тех возражениях, которым подверглась эта теория за последнее время.

Скажем лишь, что ввиду недостаточной убедительности доводов в пользу вышеуказанной теории естественно, что она не завоевала себе общего признания даже среди психологов-субъективистов, некоторые же из авторов, например Kraepelin , Soury и Lehmann , решительно оспаривают мнение Джемса и Ланге, тогда как другие, и в том числе Sergi , ее поддерживают.

Тем не менее в одном отношении вышеуказанная теория заслуживает нашего внимания. Согласно этой теории, при колебаниях нервно-психического тона должны быть признаны первичными изменения со стороны внутренних органов; изменения же нервно-психического тона должны быть признаны вторичными, а не наоборот, как признавалось ранее.

Спрашивается, что говорят в этом отношении опыты?

Если иметь в виду, что основой этих внутренних изменений служат сосудистые изменения, как признает это Ланге, то исследования, произведенные у нас в отношении эмоции испуга (д-р Срезневский), решительно говорят против этого, так как изменения со стороны нервно-психической деятельности при испуге обнаруживаются ранее, нежели могут быть констатированы изменения со стороны сосудов тела.

Ввиду этого, а также руководясь тем, что сосуды головного мозга относятся не только пассивно к переменам общего сосудистого давления, но обнаруживают и активные изменения, независимые от общего состояния

сосудистого ложа, как доказано у нас целым рядом исследований , МЫ' полагаем, что в основе общего нервно-психического тона лежат как изменения со стороны внутренних органов, главным образом со стороны сердца и сосудов, влияющие на кровообращение и питание мозга, так и изменения сосудов и питания самих центров, причем мы должны здесь иметь в виду не одни только сосудистые изменения в мозговых центрах, но я всю сложность отношений, связанных с питанием центров и большим или мень^ шим обременением их продуктами регрессивного метаморфоза.

Мы думаем поэтому, что как сосудистые изменения, так в известной мере и те и другие нарушения в обмене веществ могут лежать в основе колебаний нервно-психического тона и эмоций или способствовать их появлению. Во всяком случае, влияние этих материальных условий на общий нервно-психический тон доказывается действием так называемых интеллектуальных ядов (например, алкоголь и др.), при которых, как известно, также происходит резкое изменение общего нервно-психического тона т шри которых, как доказано специальным исследованием в нашей лаборатории над действием алкоголя, мы имеем, с одной стороны, изменение просвета мозговых сосудов, с другой стороны, химическое влияние самого яда на нервную ткань.

Читать далее: О локализации центров мимических движений