Меню
Яндекс.Метрика

Сопутствующие мимике внутренние движения

Мы видели выше, что при самых разнообразных мимических движениях мы встречаемся с сопровождающими их внутренними движениями, выражающимися изменениями в дыхании, в деятельности сердца, в сосудо-двигательной сфере и в отделениях. Эти изменения играют более или менее существенную роль по крайней мере в некоторых мимических движениях, причем для самого организма эти движения имеют в большинстве случаев даже более важное значение, нежели внешние выразительные движения.

Особенно часто сопутствуют внешним выразительным движениям изме нения дыхания, пульса и вообще состояния сосудов тела.

При некоторых мимических движениях сосудодвигательная реакция, обнаруживаясь во внешних покровах тела, представляется доступной прямому наблюдению, как это мы видим у животных при окрашивании их кожных покровов и кожных придатков, зависящем от сосудодвига-тельных изменений. Точно так же у человека мы имеем покраснение лица и нередко также ушей и шеи и даже верхней части груди при стыде и гневе, и, наоборот, крайнее побледнение лица при страхе .

Вряд ли может быть какое-либо сомнение в том, что и эти изменения со стороны внутренних отправлений являются как бы воспроизведением тех изменений, которые вызываются непосредственными раздражениями кожных покровов. По крайней мере в отношении изменений со стороны дыхания, сердцебиения и сосудов тела это более чем очевидно, как, между прочим, можно заключить и из ранее приведенных исследований.

Что касается расширения зрачков как выразительного движения, то оно является сочетательным рефлексом, воспроизводящим кожный ме-

ханический (болевой) рефлекс зрачка, характеризующийся также резким его расширением.

Имеется далее ряд наблюдений относительно развития при мимических движениях изменений со стороны внутренних органов, снабженных гладкой мускулатурой. Так, появление при соответствующих условиях в связи с эротической мимикой эрекции половых органов известно уже из повседневного наблюдения над домашними животными.

И здесь как бы воспроизводится тот эффект, который наблюдается при непосредственном раздражении половых органов.

Если мимика страха сопровождается иногда усиленной перистальтикой кишок и сокращением пузыря вместе с временным угнетением сфинктеров прямой кишки и мочевого пузыря, то известно, что и простое охлаждение тела, а также резкие механические (болевые) раздражения вызывают аналогичные эффекты .

Таким образом, и эти своеобразные явления со стороны кишечника и мочевого пузыря, в сущности, являются воспроизведением простых рефлексов, развивающихся в упомянутых органах при тех или иных условиях.

Что касается мимического слюноотделения, то хотя уже давно было известно влияние зрительных впечатление от вкусовых веществ на отделение слюны , но впервые Mitscherlich имел возможность -доказать на больном, страдавшем фистулой Степанова протока, влияние на отделение слюны различных психических моментов. Затем можно указать на целый ряд авторов, например Magendie , Eberle , Frerichs , Claude , Bernard , Colinger , Mayer и др., которые подтверждают тот же самый факт .

Но особенной демонстративностью и полнотой анализа в этом отношении отличается ряд известных исследований Петербургской физиологической школы, о которых речь была выше уже при рассмотрении сочетательных рефлексов.

Вышеуказанные исследования прежде всего установили факт, что просто поддразнивание или показывание куска пищи на расстоянии дает подобные же результаты относительно количества и качества слюны, которые получаются и путем непосредственного раздражения пищей полости рта.

Сухая пища, как известно, сильно гонит жидкую слюну, и то же самое получается при простом поддразнивании животного сухой пищей. Неприятные вещества обычно гонят слюну в большом количестве, и точно так же простое показывание их возбуждает одинаковый эффект. Вода, наоборот, не возбуждает отделения слюны, и простое показывание воды не дает в этом отношении эффекта.

Если иметь в виду состав слюны, то оказывается, что на пищевые вещества при их показывании, как и при непосредственном раздражении, гонится густая слюна, а при показывании веществ отвергаемых гонится жидкая слюна.

Таким образом, так называемое психическое отделение слюны, которое

наблюдается при эмоциях и сопутствует вкусовой мимике, представляет собою полное отражение слюноотделительного рефлекса, вызываемого непосредственным раздражением полости рта различными веществами.

Дальнейшие опыты показали, что для возбуждения слюны путем раздражений, действующих на расстоянии, достаточно, чтобы объект имел лишь внешние признаки вещества, возбуждающего слюну при действии его на слизистую оболочку. Например, после нескольких испытаний путем вливания в рот подкрашенного черным раствора кислоты слюна гонится и в том случае, если животному показывают склянку с черной жидкостью.

С другой стороны, сочетательный рефлекс при частом повторении угасает, но его можно восстановить вновь путем возбуждения обыкновенного вкусового слюнного рефлекса, даже независимо от состава пищевого продукта, которым возбуждается этот рефлекс .

Само собою разумеется, что сочетательный рефлекс получается не только при зрительно-пищевом раздражении, но и при обонятельно-пищевом раздражении и даже при звуко-пищевом раздражении (подражение чмокающим движениям при еде, как было доказано у нас работой д-ра Белицкого) .

Мы не приводим здесь других работ, относящихся к возбуждению слюноотделения на расстоянии, о которых речь была уже в предыдущем изложении.

Но здесь заслуживает внимания факт, что общее состояние животного, связанное с эмоциями, отражается резким образом на количестве и ка-честье отделяемого секрета.

По Мауег'у, в зависимости от аффектов удовольствия или страдания одно и то же раздражение у различных животных оказывает различ-ное влияние в отношении секреции .

Что касается влияния эмоции на желудочное сокоотделение, то оно подтверждается ежедневным наблюдением. Человек, дурно настроенный, теряет аппетит и страдает плохим пищеварением, тогда как человек в хорошем настроении в общем обладает и лучшим аппетитом и лучшим пищеварением. Но само собою разумеете, что убедительную силу в этом случае имеют специальные опыты. В указанном отношении заслуживают внимания прежде всего опыты Bidder ' a и Schmidt ' i над собакой с желудочной фистулой, из которых видно, что достаточно собаке показать пищу, чтобы некоторое время спустя у нее потек из фистулы желудочный сок'.

Жевание пищи также приводит к обильному сокоотделению , причем здесь речь идет не о простом рефлексе с полости рта на желудок или по крайней мере не исключительно о таком рефлексе, как можно

было бы думать, а, как показывают опыты, главным образом о психорефлекторных воздействиях.

Относительно влияния эмоций, связанных с приемом пищи, на отделение желудочного сока, кроме вышеуказанных наблюдений, убедительную силу имеют также опыты над собаками с желудочной фистулой, которым перерезывался пищевод, верхний конец которого вшивался в шейную рану. По опытам Петербургской физиологической школы оказывается, что таким собакам при голодном их состоянии достаточно показать кусок мяса, чтобы сок потек из желудка через фистулу.

В нашей лаборатории были произведены аналогичные исследования и с тем же результатом А. В. Гервером Г, имеющие целью выяснение локализации в коре мозга вышеуказанного рефлекса.

Явления, аналогичные вышеприведенным, могут быть наблюдаемы и относительно отделения поджелудочной железы.

Так, исследования д-ра Кувшинского показали, что уже при поддразнивании голодного животного видом пищи получается отделение поджелудочного сока.

Можно было бы думать, что здесь увеличение сока поджелудочной железы зависит от изливания в двенадцатиперстную кишку желудочного сока, но против этого говорит тот факт, что отделение желудочного сока под психическим влиянием происходит не ранее 4 1/2 мин, тогда как поджелудочный сок при вышеуказанных условиях вытекает уже через 2—3 мин.

Это наблюдение, без сомнения, говорит о самостоятельном отделении поджелудочного сока под влиянием психических моментов.

Имеются факты, которые говорят также о влиянии психических моментов, и в частности эмоции, на происхождение так называемой нервной желтухи, обусловленной спазмом сосудов печени, главным образом в области печеночной артерии, что связано с затруднением движения желчи по протокам и приводит к всасыванию хотя бы уменьшенного количества желчи. Равным образом, по-видимому, возможны и случаи так называемой полихолии вследствие гиперемии печени под влиянием психических же моментов. К сожалению, в этом отношении мы не имеем еще/ более точных и детальных наблюдений, которые представляются в высшей степени желательными по отношению к вопросу о влиянии эмоций на отправление печени, о чем говорит, по-видимому, повседневный опыт.

Все вышеизложенное опять-таки говорит в пользу того, что во всех вышеуказанных случаях речь идет о развитии явлений совершенно так, как это наблюдается и при непосредственном раздражении желудочно-кишечного канала пищевыми продуктами.

Что отделение защитительных желез находится под резким влиянием психических моментов и так называемых эмоций, доказывается деятельностью слезных и потовых желез. Общеизвестный факт, что слезоотделение, являющееся нормальным у всех животных как защита от высыхания глаза, служит в то же время спутником особого эмоционального состояния. Но обильное излияние слез, которое мы наблюдаем при плаче, повторяет собою тот слезоотделительный рефлекс, который наблюдается и при механическом раздражении конъюнктивы и роговицы глаза. Здесь заслуживает внимания факт, что на отделение слез не воздействуют и задерживаю щие влияния; как доказывает ежедневное наблюдение, что взрослые

мужчины плачут много реже, нежели дети и женщины. С другой стороны, и тяжкое горе протекает обыкновенно без слез.

Не менее общеизвестен факт, что сильное душевное волнение сопровождается обильным потоотделением. Некоторые патологические случаи с навязчивым волнением представляются особенно доказательными в этом отношении. Между прочим, недавно мною было описано своеобразное состояние под названием Навязчивого потения рук, развивающегося вместе с волнением, особенно при встрече с малознакомыми людьми. Здесь мы имеем как бы воспроизведение того рефлекса на потовые железы, который мы наблюдаем при большом мышечном усилии.

В других случаях при эмоциях происходит и задержка потоотделения, как это можно наблюдать, например, во время страха; но подобная же задержка наблюдается и при резких болевых раздражениях.

Вряд ли можно сомневаться в том, что и отделение слизистых желез изменяется в зависимости от эмоционального состояния, как можно заклю чить по крайней мере из факта развивающейся сухости рта и горла при эмоции страха. Но такая же сухость рта и горла наблюдается и при резких механических resp . болевых раздражениях,

Не может также подлежать сомнению, что и почечное отделение находится под влиянием таких состояний, которое мы связываем с понятием эмоции. Чтобы не ссылаться на повседневные и клинические наблюдения, мы укажем здесь на интересные исследования, произведенные в нашей лаборатории д-ром Карпинским.

В этих исследованиях собакам производилась лапаротомия, после чего в оба мочеточника вставлялись кривые нейзильберные канюли, концы которых выводились наружу через брюшные покровы и здесь вшивались в брюшную рану. Оперированные животные оставались затем на свободе в наморднике во избежание вырывания ими канюль.

В этих опытах выяснилось, что как болевые раздражения действуют угнетающим образом на почечное отделение, так и испуг от неожиданного стука отражается угнетающим образом на мочеотделении. С другой стороны, волнение животного, выражающееся внешним образом движениями ласки или ожидания, вызывает усиленное мочеотделение, которое одина ково мы наблюдаем и при мышечном движении. Достаточно, например животному, испытывающему жажду, поднести сосуд с водой, чтобы отделе ние почек резко усилилось.

Далее, влияние эмоции полового характера на отделение семенных и других желез половых органов представляется общеизвестным и не нуждается в особых разъяснениях. Но известно также, что и непосредственное механическое раздражение половых органов приводит к аналогичным явлениям.

Особый интерес может представлять собою влияние эмоций на деятель ность молочных желез.

В этом отношении наблюдения показывают, что благоприятные эмоции со стеническим характером подобно тому, как и непосредственное раздражение грудных сосков с помощью поглаживания, сопровождаются нагру-банием молочных желез и более обильным отделением молока, тогда как угнетающие эффекты сопровождаются уменьшением отделения молока, подобно всем резким болевым раздражениям; такие же эмоции, как испуг, зависящие от неожиданных психических влияний, приводят даже к временному прекращению в отделении молока.

Между прочим, в литературе имеется случай, когда молоко матери

остановилось под влиянием впечатления, вызванного падением своего ребенка, причем оно вновь стало отделяться с того момента, когда ребенок стал просить грудь.

Имеются также указания, что у кормящих женщин при виде плачущего голодного ребенка заметно нагрубали груди. Известно затем, что дойный скот дает больше молока при подпускании сосунка, тогда как при доении новым лицом и вообще при беспокойстве животного молоко отделяется труднее.

Даже качество молока подвергается изменению в зависимости от эмоций. Так, имеются указания, что под влиянием угнетенного настроения молоко сгущается. Некоторые указывают, что при мрачном настроении молоко становится кислым и может будто бы приводить даже к развитию судорог у младенцев ( Meslie ), что замечалось и при условии, когда молоко отсасывалось после сильного раздражения ( Qneyrat ).

Все эти наблюдения заимствованы нами частью из старой, частью из новой литературы.

Чтобы подвергнуть эти данные более точному анализу и контролю, по нашему предложению были произведены специальные исследования в нашей , лаборатории доктором Никитиным .

Эти исследования были осуществлены на овцах в период лактации, причем в молочные протоки их вставлялись стеклянные канюли, отделение же молока регистрировалось счетом капель или записью падающих капель с помощью пера на вращающемся барабане.

В этих опытах выяснилось, что достаточно показать овце ее ягненка, как отделение молока резко усиливалось: крик ягненка также возбуждал усиленное отделение молока. Но при многократном показывании ягненка возбуждающий эффект постепенно ослабевал.

Между тем вспышка магния и выстрел из пистолета приводили к уменьшению и даже полному прекращению отделения молока.

Подобным же образом действовало и сильное механическое раздражение кожных покровов.

Здесь опять-таки до очевидности ясно, что так называемые психические влияния воспроизводили действие непосредственных влияний сосания и болевого раздражения на отделение молока.

Подводя итоги всем вышеприведенным наблюдениям, следует заметить, что и в отношении сопутствующих эмоциям движений внутренних органов и секреций мы наблюдаем то же воспроизведение рефлексов, которое развивается под влиянием непосредственных раздражений соответствующих органов. Это воспроизведение, подобно внешним движениям, вызы вается здесь при посредстве сочетательной деятельности нервной системы, так как оно получается при раздражениях иного порядка, действующих на другие воспринимающие органы.

Что же касается общего характера влияния различных эмоций на движение внутренних органов и отделения, то, как мы видели, мы можем наблюдать здесь стеническую и астеническую реакции аналогично внешней деятельной реакции наступательной и активно-оборонительной, с одной стороны, и пассивно-оборонительно — с другой.

При этом стенические внутренние реакции наблюдаются в связи с положительным нервно-психическим тоном и стеническими эмоциями, обычно сопровождаясь внешним проявлением активности организма (наступательные движения, активная оборона), тогда как астенические внутренние реакции наблюдаются в' связи с отрицательным нервно-психи-

ческим тоном и астеническим эмоциями, сопровождаясь внешним проявлениям пассивности организма (пассивная оборона).

Таким образом, к внутренним реакциям при эмоциях применимы те же самые принципы, что и к внешним двигательным реакциям.

Читать далее: Об индивидуальном развитии мимических движений