Меню
Яндекс.Метрика

Происхождение инстинктов

Вопрос о том, как произошли инстинкты, разрешается различными авторами неодинаково. Одни признают в нем постепенное усложнение рефлексов. Другие признают, что инстинкт есть не что иное, как унаследованные привычки, развившиеся первоначально сознательным путем.

Возьмем стремление птиц к перелету. Чтобы объяснить себе этот инстинкт естественнонаучным путем, т. е. с точки зрения дарвиновского учения,— говорит Молль,— допускают, что в глубокую старину известные животные для отыскания лучшей пищи или климатических условий должны были покидать свои жилища и находить другие соответствующие

места. И благодаря тому, что они в бесконечно многих поколениях и в определенное время года перекочевывали в эти страны, у потомства развилось стремление к кочеванию. Сюда присоединяется еще то, что птицы, не перелетающие в другие края, погибают от недостатка пищи. Вследствие этого соответственно принципу естественного отбора должно возникнуть потомство, которое унаследовало это влечение, потому что животные без подобного влечения рано погибают и потому никакого потомства не остав ляют.

Как известно, Дарвин объяснил инстинкт при посредстве отбора и наследственных качеств. Но неодарвинизм, признав наследственность только за прирожденными качествами, пытается инстинкт объяснить путем отбора.

В этом случае мы не находим, однако, указания, почему именно извест ные птицы обнаруживают стремление к перелету, другие нет. Отчего одни вырабатывают путем наследственного отбора стремление к перелету, а дру гие путем того же отбора вырабатывают в себе способность изыскивать условия для перезимовки.

Роль отбора в последнее время вообще стала подвергаться всесторонней критике, а потому целесообразность инстинктов, по мнению некоторых авторов, должна получить иное объяснение.

По В. Вундту, например, теория, признающая, что инстинкты первоначально возникли вследствие разумных факторов, не находится в противоречии с другими объяснениями .

Так, по отношению к перелету птиц можно принять, что первоначально птицы улетали все дальше и дальше, чтобы отыскивать себе корм, что, без сомнения, является целесообразным фактором, а затем эта склонность все больше и больше передавалась потомству, превратившись в инстинкт.

Но вопрос о развитии полового акта, по-видимому, не соответствует такому объяснению, так как нигде в животном царстве связь животных не служит непосредственно для цели размножения; да и у человека в общем связь далеко не часто избирается, как средство размножения.

В половом влечении целью является не размножение, а опорожнение. И это проявляется даже в первичном половом акте, который мы имеем у рыб, где икра мечется самкой без участия самца, а самец выбрасывает семя на икру, уже выброшенную организмом матери.

Итак, здесь произошел акт опорожнения от половых продуктов. Что самка изливает икру вместе с ее развитием, вряд ли требует особых объяснений, так как здесь имеются достаточные органические причины, но почему самец следует за самкой и изливает семя на ее икру, удовлетворяя этим свои половые склонности? Это вопрос существенной важности. Вряд ли можно сомневаться в том, что здесь речь идет о первоначальном воз буждении полового инстинкта видом самки, набухшей от икры. И чем более самец следует за самкой, тем более развивается его влечение, т. е. склон ность к опорожнению, а когда икра вымечена, то ее вид и, вероятно, запах приводят к акту опорожнения у самца, который является подобием полового акта у высших животных.

Здесь цель состояла в опорожнении, и она достигается наилучшим образом, так как при иных условиях опорожнение не совершается так свобод но и полно, как на икру. В только что приведенном примере у рыб дости гается акт опорожнения путем косвенного сближения. Но уже у миноги мы видим пример, когда половой акт требует непосредственного сближения, так как самец миноги крепко удерживает самку в то время, как они вместе освобождают зародышевые продукты. Здесь нет настоящего coitus 'а, но мы

имеем уже факт, что для опорожнения необходимо непосредственное сближение.

У лягушек мы имеем это явление еще в большем развитии. Очевидно, и здесь целесообразность акта состоит в большем половом возбуждении путем сближения и лучшем достижении результата, т. е. опорожнения.

Ясно, что и развитие настоящего полового сношения объясняется точно таким же образом.

С развитием половых элементов опорожнение их организмом производится время от времени в форме поллюций. Но естественно, что опорожнение происходит правильнее и легче при половом акте, состоящем в сближении половых органов, а затем и в их взаимном механическом раздражении. Это было достигнуто отдаленными предками животных и мало-помалу приобрело форму полового акта.

Так как органические рефлексы, начинаясь со сравнительно раннего возраста и повторяясь в одном и том же направлении в течение всей жизни, становятся привычным актом, то естественно, что они передаются потомству не только в виде унаследованных проторенных путей в нервной системе, но развитие их в потомстве облегчается и при возникновении органических раздражений путем подражания.

Таким образом, внешние впечатления и индивидуальный опыт в этом случае приходят на помощь наследственным условиям, благодаря чему у животных везде и всюду инстинкт осуществляется согласно целям природы.

Читать далее: О локализации импульсов, обеспечивающих осуществление инстинктов, и о развитии последних