Меню
Яндекс.Метрика

Речевые центры

Что касается физиологической основы символических рефлексов, то необходимо здесь иметь в виду существование в коре мозга особых речевых центров.

Мы не войдем здесь в подробное рассмотрение вопроса о центрах речи, так как в настоящее время этот вопрос трактуется в многочисленных руко водствах по невропатологии. Всех интересующихся этим вопросом мы от сылаем к своему сочинению Основы изучения о функциях мозга (вып. VII ), где этот вопрос представлен достаточно подробно. Мы скажем лишь вкратце, что основными центрами речи являются два: словесный центр, развивающийся в задней части первой височной извилины левого полушария дополнительно к обыкновенному слуховому, или тоновому, центру, помещающемуся в передних отделах той же извилины, и двигательный речевой центр, развивающийся в заднем отделе третьей лобной извилины левого полушария (извилина Вгоса) дополнительно к гортанному центру, помещающемуся в нижней части передней центральной извилины.

В недавнее время P . Marie высказал сомнение в точной локализации этого центра, но подтверждение локализации центра и после работы P . Marie встречается в таком числе случаев, что пока нет основания исключать прежний взгляд на локализацию речевого центра в заднем отделе третьей лобной извилины.

Кроме того, принимают, что у грамотных лиц развивается еще зритель ный речевой центр в области левого полушария дополнительно к корковому зрительному центру, помещающемуся в затылочной доле, и письменный центр, развивающийся в задней части или в ножке второй левой лобной извилины дополнительно к центру руки, помещающемуся в средней части передней центральной извилины.

По отношению к существованию двух последних центров, принимаемых Шарко и другими авторами, некоторыми авторами высказывались сомнения, которые и до сих пор остаются в своей силе.

По отношению -к графическому центру речи, между прочим, остается вопросом, не развивается ли он у лиц, много пишущих, как дополнительный центр к центру руки; тогда как у других лиц графическую функцию речи наверное выполняет тот же самый центр, который служит и для движения руки.

Равным образом и зрительный центр речи может существовать только

79

у лиц грамотных .

Имея в виду существование вышеуказанных центров речи, не трудно представить себе наиболее простую схему речевой функции, которая заклю чается в передаче словесных слуховых импульсов к словесному центру височной доли левого полушария, откуда импульсы передаются к двига-

тельному центру Вгоса. Равным образом импульсы в виде письменных речевых знаков передаются к зрительному словесному центру или к зрительным центрам, откуда импульсы передаются к двигательным речевым цент рам главным образом через посредство словесного слухового центра, частью же и непосредственно. Само собою разумеется, что при писании импульсы от тех же центров передаются к центру руки, а где имеется особый центр, к графическому речевому центру.

И в том и в другом случае речь идет, очевидно, о ближайшей психо рефлекторной передаче речевых импульсов от воспринимающих центров речи к двигательным центрам речи и письма.

Однако, мы знаем, что речь направляется, с одной стороны, благодаря сочетанию словесных знаков со следами внешних впечатлений, с другой — благодаря импульсам из личной сферы.

Отсюда очевидно, что функция речи требует участия сверх упомянутых речевых центров еще центров личной сферы, заложенной в более передних областях.

Ясно, что с разрушением только что указанных центров или с прерыванием связей между этими центрами и ближайшими психорефлекторными речевыми центрами мы получим своеобразные расстройства речи, отличные от тех расстройств, которые свойственны поражению ближайших психорефлекторных речевых центров.

Для уяснения функций речевых центров укажем здесь на существенную характеристику тех расстройств речи, которые мы наблюдаем при поражении различных речевых центров.

При разрушении центра Вгоса больные утрачивают возможность говорить, причем подражательная, или рефлекторная, речь также утрачена, но больные при этом понимают обращенные к ним слова других и могут объясняться жестами; письмо существенно не нарушено так же как до известной степени и чтение про себя.

При разрушении словесного центра в височной доле больные не понимают устной речи, утрачивают подражательную, или рефлекторную, речь, но сами от себя могут говорить, хотя часто прибегают к описательным выражениям; при этом чтение представляется нарушенным вследствие отсутствия руководства словесным слуховым центром, равно как и письмо под диктовку, тогда как чистое копирование оказывается возможным.

При разрушении g . angularis мы имеем утрату способности читать при сохранении зрения, при возможности копировать буквы и слова, при понимании чужой речи и способности самому объясняться словами; письмо нарушено вследствие отсутствия контроля со стороны словесного зрительного центра.

При разрушении связи между словесным слуховым центром и центром Вгоса рефлекторная речь утрачивается; кроме того, нарушается самостоятельная речь вследствие отсутствия контроля со стороны словесного слухового центра, равно как и письмо (парафазия и параграфия). Но понимание чужой речи будет вполне возможно.

При разрушении связи между словесным зрительным центром и сло весным слуховым центром будет возможно понимание чужой речи и произ ношение слов, равно как и рефлекторная речь будет сохранена, но у больного будет нарушено чтение вследствие отсутствия контроля со стороны словесного слухового центра, равно как будет нарушено и письмо (парагра фия), хотя копирование и возможно.

При прерывании связи между словесным слуховым центром и центром конкретных зрительных следов больной может понимать чужую речь, может говорить, читать и писать, но он не может припомнить названий предметов и потому говорит описательными выражениями.

При прерывании связи между зрительным словесным центром и центром письма списывание и чтение становится невозможным или затруднительным, но самостоятельное письмо и под диктовку происходит правильно, причем больной все понимает и может говорить.

Наконец, при прерывании связи между сферой личности и речевыми центрами больные утрачивают так называемую произвольную речь. В этих случаях больные могут говорить по сочетанию, но на задаваемые вопросы, иначе говоря, от себя говорить не могут. В остальном речь их не представляет отклонений.

Несколько времени назад мной было описано также своеобразное расстройство речи под названием кортикальной парасимболии (см. Обозрение психиатрии) , при которой самостоятельная речь больного становится совершенно непонятной для окружающих вследствие спутанности звуков и слогов. Патолого-анатомическая основа этого расстройства связана с поражением словесного центра речи в левой верхней височной извилине и его проводников.

Должно иметь в виду, что развитие отдельных центров речи у различных лиц подвержено индивидуальным отклонениям отчасти в связи с различными психологическими типами, вследствие чего и вышеуказанные расстройства в отдельных случаях могут представлять отклонения того или иного рода от вышеуказанной схемы.

Развитие центров речи в левом полушарии ставят обыкновенно в связь с преобладанием правой руки над левой, соответственно чему и жестикуляция правой рукой представляется более развитой по сравнению с жестикуляцией левой руки. Действительно, из патологии известно, что у левшей центры речи как исключение из правила представляются развитыми в правом полушарии мозга.

Некоторые авторы указывали, однако, на тот факт, что встреча на аутоп сии гнезд в правом полушарии оказывается сравнительно более частым явлением, нежели левшество у людей, но Liepmann справедливо выдвигает то соображение, что левшество от природы оказывается также более частым явлением, чем можно было бы думать, но оно со временем нередко исправ ляется воспитанием.

Читать далее: Центры символических движений в форме жестов