Меню
Яндекс.Метрика

Использование, апикальных барьеров

Этот метод, часто использующийся для создания апикального упора или конуса, основан на получении биологического апикального барьера с помощью размещения дентинных опилок или других искусственных барьеров

Рис. 9-21 А. Нижний моляр, нуждающийся в лечении корневых каналов. В. Рабочая длина установлена короче апекса. Каналы были сформированы без выхода за пределы корня. С. Корневые каналы заполнены с выходом облачков силера в обоих корнях. Однако, гуттаперча не была выведена за пределы корня в процессе обтурации. D. Снимок 15 месяцев спустя демонстрирует практически полное восстановление, но силер все еще присутствует в периапикальных тканях (любезно предоставлено Dr. David Rossiter).

(т.е. гидроксида кальция, деминерализованного дентина, лиофилизата кости, трифосфата кальция, гидроксиапатитов, коллагена), перед обтурацией. Эти методы не новы, и благоприятный результат применения стерильных дентинных опилок был достигнут более чем 60 лет назад. Более современные исследования, опираясь на эти результаты, позволяют получить дентинные опилки, не зараженные бактериями и их продуктами. Иронизируя, можно сказать, что дентинная пробка образуется не намерено, вследствие небрежной очистки и формирования канала, особенно если не поддерживать проходимость тонким файлом. Если размещение дентинных опилок необходимо провести специально, их получают из коронкового дентина с помощью машинных инструментов (таких как GG, Peeso), после чего канал может быть очищен и сформирован. Затем опилки конденсируют в апикальной части на 1-3 мм, в соответствии со стандартом обтурации канала гуттаперчей с силером.

Вдобавок к возможности создать биологический барьер, запечатывание дентинными опилками препятствует выходу ирригационного раствора за пределы корня, особенно если канал был чрезмерно расширен инструментами. Однако, это может как увеличивать, так и не увеличивать апикальную изоляцию.  Несмотря на это, отмечено благоприятное воздействие на периодоитальные ткани, выражающееся в улучшении их восстановления, минимальной воспалительной реакции и апикальном отложении цемента.

Использование соединений кальция, особенно гидроксида кальция, в роли апикального барьера также было широко исследовано. Гидроксид кальция (как в жидкой, так и в сухой форме) вносится и уплотняется в апикальной части на 1-3 мм перед обтурацией канала. Этот процесс можно облегчить, используя инструмент для внесения амальгамы, каналонаполнительными шприце предварительно замешенным гидроксидом кальция.

Рис. 9-22 А. Наглядное доказательство регенерации цемента (стрелка) после обтурации канала, когда пломбировочный материал не выходит за пределы корня. Это даже возможно при наличии дентинных опилок, закрывающих апекс (С: цемент, D: дентин, X: опилки, RC: корневой канал). Увеличение Х25. Окраска гематоксилин-эозин. В. Восстановление верхушки корневого канала цементом, занимающим 3-4 мм апикальной части канала, граничащее с неглубоким заполнением канала (стрелка) (С: цемент, D: дентин, корневой канал). Увеличение Х25. Окраска гематоксилин-эозин.

Была отмечена существенная кальцификация в области апикального отверстия, а реакция периапикальных тканей (в сравнении с применением дентинных опилок) неразличима. Кроме того, зубы с барьером из гидроксида кальция демонстрировали лучшее противостояние проницаемости, чем зубы без нее.

Несмотря на многообещающие данные применения искусственных барьеров, обычное клиническое использование этих техник не отвечает стандарту оказания помощи. Чтобы этот подход был одобрен, необходим материал с особыми свойствами, который запечатывал бы канал, противостоял любым бактериальным влияниям и предсказуемо стимулировал восстановление цемента в области апикального отверстия. В будущем, современные директивы могут одобрить использование минерального триоксидного агрегата (МТА) (ProRoot, Tulsa Dental Co., Tulsa Okla.) или подобных материалов для этой цели.

Читать далее: Когда обтурировать корневые каналы